i am

Шагреневый городок

Лето умерло. В Омске его проводили плачем, точнее воем сирен. Какая-то тоска и безнадега послышалась в этих звуках, и сами собой родились строки, полные конспирологического сплина.

Преамбула

Недавно услышал версию, что Омск за рубежом своего трехсотлетия ждет судьба шагреневой кожи. Признаки уже наблюдаются сегодня. Первый и, пожалуй, главный – молодежь и бизнес уезжает из города. Уезжает, потому что не видит в Омске перспектив для своего развития и нормальной жизни.

Что имеем? Омскую область – место выжженное для любого развития. Я не беру в расчет тех, кто последние двадцать лет целовался с прежней властью в десны и имел от этой любви цацки и законодательные преференции. Таких немного.

Глядя на это с осенним настроением у меня и родилась сказка про шагреневый городок.

Третья столичка

сказка

Жил в одном западносибирском царстве-государстве царек-папенька. В соседних государствах буйным цветом цвело развитие любого предпринимательства, а ихние цари усиленно занимались лишь строительством подъездных путей для своих и иноземных купцов, не влезая при этом в дела купеческие и фабричные. Наш же царек-папинька строил воздушные замки, боролся со своими же наместниками, да злым боярами укорот давал. Но самым его любимым делом, быть может, даже и смыслом жизни стало - вгонять свой народ в состояние черни. И, надо сказать, достиг он в этом искусстве определенного мастерства.

Все для той же цели в западносибирском царстве-государстве была учреждена опричнина. Уж не знаю, было ли на то дано соизволение сверху, но только в нашем царстве-государстве лихих катов заменили… на опричнину.

Главным среди них назначили варяга без корней, без стыда и без совести. Методы у него были те же, что у разбойников. В результате государевы люди, собирали дань с мелкой торговой сволочи, прибыльные дела начисто отбирали, самих купцов сажали в острог, а то и вовсе со свету сживали. И денно и нощно пилили они меж собой на лакомые куски свою страну.

А народ все безмолвствовал и бездействовал. Одним словом, годуновщина сплошная. А чернь, взращенная царем-папинькой, тем более не роптала, а лишь ниже пригибала головы, чтобы случайно не высунуться и не попасть на глаза хоть самодержцу, хоть его опричникам. Она же, как рассуждала – да пусть они там, что хочут, то и делают. Пусть, царь-папинька куражится, мы к нему привыкли. А то придет какой-нибудь другой, ненаворовавшийся и пока не украдет  себе «на хлебушек с маслом», да своим детям, внукам, пра-пра-правнукам «на молочишко», до той поры не будет нам – черни, никакой жизни.

Шло время, и попал в опалу к царьку-папеньке главный варяг-опричник. Не замай на трон, холоп!

Народ втихаря потирал руки, Бог даст, отольются теперь злодею наши слезы. Не отлились. Долго ли, коротко ли, но и трон зашатался под дряхлеющими чреслами самого местного самодержца. Рука уж скипетр держала нетвердо, а держава и вовсе норовила выскользнуть. Потому вскоре и папеньку-царька с трона турнули. Иди, мол, старец, внукам свои картонные грамоты показывай, да детские книги читай.

Отставка, она для царьков, что смерть. А для его холопов его так и подавно – конец света. Думали на улицах чернь от радости будет баяны рвать… Не рвала, а затаилась, что-то сейчас будет,… не известно?

Смутное время? Нет. Ошибочка вышла. Это только столица напоминает скороварку, а в тридевятом-то царстве, какая смута? Так только, воду в стакане поболтать и то, не особенно расплескивая. Поэтому на людях бузят только несколько хозяйских юродивых. А народ безмолвствует, а чернь по своим хатам прячется. Видать привыкла, да и боится.

Вроде и царь новый, да свита все старая. Вроде и опричнины уж нет, да только в служивых приказах сидят и желваками играют все бывшие дьяки-душегубы. Опять же воров и катов из тюрем выпускать стали. А чернь-то помнит приснопамятные методы царевых холопов, да и не умеют все сплошь старые бояре и оборзевшие на безнаказной вольнице служивые люди иначе ни жить, ни править.

В конце концов, добры молодцы и красны девицы от жизни такой поуехали в дальние страны. Юродивые тоже подались, куда глаза глядят. Потому омское царство-государство начало ссыхаться-уменьшаться, пока не превратилось в маленькое сельцо с двумя свечными заводиками, что сильно небо коптят. Заводики же остались, потому что их с собой за тридевять земель не унесешь, как бы этого не хотелось… Хотя много чего тут осталось, чего с собой не унесешь…

А потом тую местность вовсе присоединили к соседнему государству, где царь был поумней, да попрозорливей.

А что народ? А народ все безмолвствовал… потому что уж и не осталось того народа, одна лишь чернь.

Мораль

Я не знаю, наступит ли время, когда мы своими ногами почувствуем дно, ниже которого уже нельзя опускаться.

По версии Андрея Кончаловского, только ощутив ногами это пресловутое дно, русский человек способен оттолкнувшись все-таки начать движение вверх.

Однако очень бы не хотелось, чтобы нащупали мы это самое дно, лишь в те времена, когда по нему собака будет переходить Иртыш с его правого берега на левый.

P.S.

Для приказных уточняю. В моем понимании двигаться не значит с вилами на власть. Я говорю о движении, согласованному со здравым смыслом – то есть не для того чтобы упасть, а чтобы хотя бы идти. Не нравится мне стабильность на диване и непоколебимость чиновника в кресле начальника или анабиоз черни.

Наверное, все это я говорю самому себе. Потому что уже почти не верю, что мои слова вызовут что-то иное, кроме снисходительной улыбки тех, кто все еще пилит остатки пирога или уже собрался  покинуть наш шагреневый городок.

i am

Мои твиты

  • Сб, 08:37: Я в москве. Участвую в пресс-туре. Обещали показать столицу какой мы ее Невард видели.
  • Сб, 09:19: Узнаю тебя родина. Без кидалова никуда. Программу изменили, причем в худшую сторону. 2 часа водили по внуково. Хвастались. Но народ ропщет
i am

СМИ в Омске

Написано для СуперОмска

Не надо ничего бояться

Ни что не предвещало беды в омском медиасообществе.

Журналисты «честно» трудились на одного читателя и получали за это свои гонорары и оклады. Не то чтобы они были все очарованы великим омским кормчим (хотя были и такие), но время зарабатывать щедрый деньги от власти, потешая больное самолюбие губернатора, наступило у нас лет десять назад, и пишущая братия их зарабатывала. А что делать? Как в «Капитанской дочке» Пушкина – поцелуй его руку поганую и сплюнь… Плевать не плевали, но панегирики вечному губернатору горькой запивали. «Вечному» здесь не образ.

В его вечность поверили многие мои коллеги. Надеялись, что его связей на самом верху хватит удержаться в губернаторском кресле хотя бы еще на пару лет. А эти два года, можно было писать неправду, получать высокие заплаты, а в стороне, в дружеской беседе, для поддержания собственного реноме, смачно «плевать» в сторону властей. А что делать? Вторая древнейшая…

А когда ушел главный телезритель и читатель, то почувствовали журналисты себя брошенными женами из гарема Абдуллы из «Белого солнца пустыни», которые никак не возьмут в толк, почему «новый муж» – Сухов не хочет взять их к себе. Да не только не хочет взять к себе, а вообще отправляет восвояси. Паника!!!

Однако паника не только в гареме, но и вокруг него. Те, кого отправляют на вольные хлеба, конечно загрустили. Чему ж тут радоваться. В регионе, где бизнес существовал не благодаря, а вопреки воле губернатора, по определению не может быть прессы независимой от бюджетного кармана. Кто ее будет содержать, платить ей за размещение своей рекламы? Не в Новосибирске или Екатеринбурге живем, где рынок СМИ огромен и всем хватает и тем, и места, и рекламодателей, и денежных учредителей. Поле у нас, чистое, выжженное. Поэтому и паника среди коллег, включая тех, кого еще не коснулось сокращение штатов. Потому что любой из нас может оказаться в этой роли и пойти будет просто некуда. Хотя, я уверен, что хорошие перья, а их в Омске немало, они не пропадут. С молодежью дело обстоит серьезнее. Вот они-то, попав в агипроповскую прессу, своего стиля так и не приобрели, так и не овладев ремеслом, лишь нахватавшись цинизма. И это только одна сторона ситуации.

Те, кто успел подсуетиться и под полежаевским крылом создал «только для сэбэ» маленькую СМИшечку и доил втихаря бюджет, тоже не остались в стороне от всеобщей истерики. Бюджетный пирог он как наркотик, без него никуда. Вот они теперь и рыщут, в поисках хоть какого-нибудь бюджетного ручейка. Не выжить без него (причины смотри выше).

Предложение Сергея Сусликова выставить «ненужные» губернии СМИ на торги, не лишено смысла. Однако и то, что купить их не пожелает ни один человек, тоже, правда. При спорности всех остальных его предложений, самое, на мой взгляд, дельное – отдать судьбу изданий самим журналистам. Коллектив редакции может сам взяться за дело и попытаться выжить.  Возможен ли такой вариант выживания? Хоть и трудно, но возможно. Тут главное понять окончательно, что нельзя выпускать газету-журнал-сайт совершенно не представляя, для кого ты это делаешь.

Не меньшая паника случилась в стенах старейшей «Омской правды». Что же делать? Можно воевать с Ткачуком. Можно уповать на губернатора. Но это проблемы не решит.

На мой взгляд, надо решить (лучше всего вместе с губернатором) главный вопрос: для кого будет выпускаться эта газета? То есть, определить все ту же целевую аудиторию. Именно она укажет и темы, и стиль. Четко обозначить, в чем миссия издания, каковы у него цели и задачи. Все это прописные истины, но именно с них начинается любое СМИ. И коль скоро «Омскую правду» нужно не подвергать абгрейду, иначе получится голем, газетный франкенштейн, целесообразно создавать новую газету (время того требует). И если так, то нелишне двигаться с начала, как если б создавали новую газету.

Решил выпускать «Вестник кроликовода», посчитай, сколько тех кролиководов и что им интересно и нужно знать для разведения кролей. Однако в Омске до сих пор много СМИ, которые выпускаются «для всех», что значит не для кого.

 Чиновный народ одинаков. Чиновнику невдомек, что совещание это еще не событие. Он твердо уверен, что чем чаще его фотография будет мелькать на полосах газеты в репортажах о том, как он побывал на празднике двора или вкопал кустик на субботнике, тем его быстрее заметит… начальство. Подчеркиваю – начальство, а не простые омичи. Поэтому и желание их светиться на всех полосах газет, во всех экранах и на всех сайтах просто необоримое.

Сейчас, когда приходит новое поколение начальников в разные управления прессой, очень бы хотелось, чтобы они объяснили на самом верху, что прошло время СМИ для чиновников, настало время писать для обычных людей. Есть официальная информация, но она не должна быть доминантой в издании. Хороша власть такая, о существовании которой вспоминают нечасто. А обиды чиновников на критику, это тоже из того еще недавнего времени. Ведь давно известно, что губы накрасить можно, но этим не скрыть своего несвежего белья.

Раз уж «Омская правда» учреждена правительством Омской области, то было бы неплохо именно сейчас четко прописать взаимоотношения учредителя и коллектива редакции. В мире пока ничего не придумано лучше, чем формализовать эти отношения, которые прописываются в уставе издания. Примеры именно таких четко прописанных отношений в России есть («Эхо Москвы» и Газпром).

В будущем это поможет избежать сужения читательской аудитории до одного человека, пусть даже и самого главного в регионе. Устав будет и определенной гарантией, чтобы не появлялось в каждом рисунке солнце в виде губернатора, а имели бы место и серьезные, как критические, так и аналитические материалы о деятельности власти.

Я убежден, что материалы журналистов не должны первыми читать чиновники главного управления по делам печати. Тотальный контроль, принятый в правительстве Омской области все последние годы, зачем он нужен? Кто-то внятно может ответить на этот вопрос? Или он нужен, кабы чего не вышло? При таком контроле ничего и не выйдет… путнего. Он хорош, когда вместо газеты выпускаются веселые картинки про губернатора (смотри выше про солнце в каждом рисунке).

А «Омскую правду» можно и нужно сделать очень хорошей и конкурентной на рынке газетой. И я в этом убежден. Вот только не должна она быть бесплатной. Хотя некоторые метаморфозы с ценой издания на первом этапе могут быть оправданы, но только на первом этапе.

i am

Мои твиты

  • Ср, 08:25: Остросюжетно и захватывающе проходит первое заседание правительства. Гребенщиков в лучших традициях читал свой доклад долго и нужно.
  • Ср, 11:04: Хотя писали ему доклад все те же люди, что и раньше этим занимались. Так что же ожидать...
  • Ср, 11:05: Заседание пошло бойко, как только дошли до объектов ЖКХ Министерства обороны, которому все пофиг
i am

Назначение Лапухина

Вот ведь не ожидал, что моя заметка в блоге СуперОмска останется без комментариев. Странно... Судя по всему, всем нравится это назначение... Не ожидал... С другой стороны, буду рад, если я ошибся. Хотя вряд ли. Областному минкульту нужен молодой, активный и креативный руководитель. Это мое убеждение. А так все будет, как в анекдоте про прачечную. А внутри: крик, истерики руководителя и ни Богу свечка, ни черту кочерга.